"Мы не заложники истории..."
Жильцы известного дома №10 на проспекте Победы о том, как на них влияет история дома и как с этим жить дальше.
Дмитрий и Юлия
Для Дмитрия дом №10 не только место его детства, сейчас здесь он живёт со своей женой Юлией и дочерью Василисой.

Дом, как впрочем, и многие другие дома на проспекте считаются элитными, в них жили и живут, как это принято называть, творческая и научная интеллигенция и видные партработники. Некоторые живут и поныне: художник Александра Дугарова, семья Бураевых - учёных из БНЦ, и другие.

Трёхкомнатная квартира на четвёртом этаже с двумя балконами раньше принадлежала его бабушке и дедушке Александре Ивановне и Анатолию Александровичу Паршковым.

Анатолий Александрович на протяжении 20 лет был деканом заочного отделения БСХИ, а также завкафедрой философии.

Александра Ивановна главврач спецполиклиники, проще, «обкомовской» поликлиники. Именно здесь наблюдались первый секретарь бурятского обкома Андрей Модогоев и прочие высшие партийные чины.
-
на фото: супруги Паршковы с дочерью на отдыхе
Деревянный проспект
Проспект Победы, 1950-е годы.

В народе «сталинкой» называют почти каждое здание, построенное в 1930-1955 годах XX века, и имеющее яркие признаки так называемой сталинской архитектуры – сталинский ампир и сталинский неоклассицизм.
Это смешение разных архитектурных стилей, в основном – ренессанс, классицизм, конструктивизм, ар-деко, модерн, барокко, ампир и прочие стили. Всё это встраивалось в грандиозную монументальность советского бытия.
Жилые дома по проспекту Победы были построены по проектам архитекторов «Бурятгражданпроекта».
Сам дом №10, по воспоминаниям, некоторых жильцов, был построен в 1964 году.
Леонид путерман, архитектор
«Собственно, это был проект не только проспекта, но и зеленой зоны на склоне рельефа с балюстрадой, спусками по террасированному рельефу, видовыми площадками и аллеями».
Леонид Путерман в центре. Слева направо: В.Б. Зарецкий, А.С. Митрюковский, Л.Н. Путерман, И.В. Ломоносова, Л.В. Нестеренко
О том, как создавался один из символов Улан-Удэ – проспект Победы – вспоминал архитектор Леонид Путерман (1926 – 2011 гг). автор трёх генпланов Улан-Удэ 1966, 1986 и 2007 годов.

Воспоминания опубликованы в книге, посвящённой архитектуре Улан-Удэ «Измеряя пространство эпох», 2008 г.


«В 1961 году был разработан проект детальной планировки Железнодорожного района. Этот проект предусматривал упорядочение красных линий, ввод трамвая по ул. Гагарина, создание эспланады к железнодорожному вокзалу, размещение сельскохозяйственного института, торговых центров, частичную реконструкцию существующей застройки.

В начале 1963 или 1964 года я получил предложение от директора Бурпроекта Михаила Смыслова разработать, как подготовку к предстоящему в 1966 г. трехсотлетию Улан-Удэ, проект проспекта Победы, который не был благоустроен и представлял собой для градостроительного решения просто целину. К этому времени склон от проспекта до ул. Балтахинова был почти полностью высвобожден от существовавшей еще недавно убогой деревянной застройки.

Вместе со мной разработку проекта проспекта Победы вел инженер по вертикальной планировке М.И. Лабок. Рабочие чертежи ушли прямо к строителям, и современный проспект, как и было задумано, вышел в дальнейшем к ул. Ленина. Собственно, это был проект не только проспекта, но и зеленой зоны на склоне рельефа с балюстрадой, спусками по террасированному рельефу, видовыми площадками и аллеями. Трасса будущей в то время улицы Балтахинова проходила фактически по когда-то существовавшей протоке, отрезающей центр от материкового склона. Проект проспекта Победы потребовал выполнения большого объема земляных работ, устройства ливнестоков, подключения к подходящим улицам, особенно ответственно – к Трактовой улице».
Символ ушедшей эпохи
Коренные изменения в жизни страны в 50-е годы, связанные с устранением последствий культа личности Сталина, в архитектуре означали переход к принципам современной мировой архитектуры. Первыми сооружениями новой архитектуры в республике стали крупнопанельные жилые дома. Первыми крупными общественными зданиями стали музыкальное училище имени Чайковского и так называемый «второй Дом Советов» архитектора А.Р. Вампилова.

4 ноября 1955 года вышло Постановление ЦК и Совмина СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», так начинается новый этап – типовое проектирование.

А в 1965 году вышла книга Цырена Дондукова «Улан-Удэ. Историко-краеведческий очерк». В ней он пишет:

«Облик проспекта Победы с каждым годом вырисовывается всё явственнее. Он проходит полукругом по нагорной террасе... и заканчивается там, где 300 лет назад был заложен Верхнеудинск. Вдоль трассы проспекта уже построен или находится на стадии строительства ряд крупных, многоэтажных домов. В ближайшем будущем закончится полное озеленение - заасфальтируются тротуары, озеленится откос, украсят магистраль фонтаны, гроты...».


И практически в это же время в стране началась эпоха серых пятиэтажек, которые потом назовут - "хрущёвки". И дома на проспекте Победы стали своеобразным символом ушедшей эпохи.
Дмитрий, Юлия и их дочь Василиса.
«У меня такое ощущение, что у нас не квартира, а музей. Я себя чувствую здесь не то, что бы заложником, но сама история как бы обязывает. Вот живите здесь, будете хранителями этой квартиры».
Дмитрий

Сначала мы жили здесь все вместе, с родителями. Но потом, когда нам дали другую квартиру, мы переехали на Борсоева. Сюда я всегда старался сбегать, так как здесь была атмосфера более свободная (смеётся).

Юлия


У меня такое ощущение, что у нас не квартира, а музей. Я себя чувствую здесь не то, что бы заложником, но сама история как бы обязывает. Вот живите здесь, будете хранителями этой квартиры.
Но при этом жалко, что сделали ремонт, т.е. ремонт это, конечно, хорошо, но сейчас нет уже ничего, что было в той квартире, нет лепнины, старых дверных ручек, например.
Ещё заметила такую забавную особенность: у нас один из балконов выходит на сам проспект и люди здесь практически никогда не выходят на балкон.
Помню, было 9 мая, салют был с танка, я думала сейчас куча народу на балконах будет, выходим, а там только мы стоим как два дурака (смеётся).

Дмитрий

Нам даже перила на балконе запрещено красить. Балкон, фасад принадлежат, я так понимаю, городу. Это понятно, дом же часть истории города. Хотя, всё равно люди умудряются ставить кондиционеры.
У бабушки, которая была главврачом спецполиклиники лечились многие чиновники из обкома, райкомов, Модогоев тот же. Но она была главврачом не только поликлиники, так получилось, что к ней обращались почти все соседи, так она ещё стала главврачом нашего дома.
Помню, на какой-то праздник или юбилей Модогоев подарил бабушке эту картину. Вот, висит сейчас до сих пор.
Ещё помню, на Новый год правительство специально в поликлинику заказывало настоящую ель из леспромохоза. Обычно привозили две ёлки: в поликлинику и нам домой.
Помню парады на 1 мая, день Победы, Сурхарбаан тот же. Хорошее время было.



видео
Улан-Удэ, 1979 год
В Улан-Удэ к 50-летию со дня образования Улан-Удэнской городской комсомольской организации отмечается веселый праздник «Сурхарбаан». К 25-летию окончания Великой Отечественной войны в столице республики Бурятия открывается монумент.
Документальный фильм «Сурхарбан», режиссёр А. Сидлер.
-
Видео: Soyol.Ru
Классический предмет советского интерьера "Медный всадник". Подарок Андрея Модогоева, первого секретаря обкома партии.
Артефакты
Казалось бы, привычные предметы быта: входная дверь, скульптура и радиоприёмник. Но спустя годы, они, впитавшие время стали личным памятником истории для людей.
Радиоприёмник «Sanyo» подарок Александре Ивановне от правительства БурАССР на день рождения. «Вражеские» волны, вроде «Голос Америки» или «Радио Свобода» не слушали, говорит Дмитрий. Всё время посвящалось работе и дому.
Дефицитных "неандертальцев" Диме привёз отец в 1986 году из Москвы. Игрушки были куплены в знаменитом "Детском мире" на Лубянке.

Легендарный ЗИМ (ГАЗ-12) для поликлиники
«Где-то в 1980-х годах поликлинике передали легендарный ЗИМ (ГАЗ-12). Говорили, что её передали из полтибюро СССР, и именно таких машин в Союзе было всего 12. Машины отдали республикам. Есть медицинская модификация, но это была для чиновников. Потом машину отдали Свердловской киностудии, у нас дома есть акт передачи с подписями бабушки и представителей киностудии. Где она сейчас - неизвестно».
Дмитрий:

Но все эти празднично-нарядные 1 мая, Дни Побдеы - это официальная, фасадная часть истории дома, микрорайона. К концу 80-х годов я был уже активным "лстэшником" ("LST-63" - молодёжная группировка, названная по номеру дома по улице Ленина - ред.). Помню, в 1989 году, в октябре у нас была "стрелка" с "пятовскими чанками" ("CH-K-SH-5", "Shanghai-5", или "Пятый Шанхай", молодёжная группировка, дислоцирующаяся в районе 18 квартала - ред.).

Встретились вечером на дамбе, дальше Водопроводной улицы, тогда этот микрорайон назывался "Китайка". Собралось примерно человек 40.
"Старшаки" ставили тех, кто будет драться первым. Кстати, слова "манёвры", которым обозначали такие, скажем, встречи в то время я не помню, обычно говорили "махаловка", "махач". "Манёвры" - это уже потом появилось. Драка была, но непродолжительная. Кто-то из чанок получил довольно серьёзную травму, и потом как обычно приехали "менты". В темноте мы все разбежались.

Эта другая жизнь с группировками, массовыми драками и ментами, конечно, тоже воспитывает. Даже трудно сказать, что сильнее оказывает влияние: официальная советская образование, жизнь или эта уличная школа.

Характерная черта дома?.. Это, наверно, дух революции, точнее надпись на фасаде здания "Партия - ум, честь и совесть нашей эпохи". Потом советское время как-то вдруг внезапно закончилось и надпись убрали.

В 70-80-е годы никто и не думал, что Союза больше не будет. Когда я был маленьким, то ходил в поликлинику как к себе домой, сейчас мне предлагают обследоваться уже платно. Это странно и забавно.

Юлия:

Но я не думаю, что мы заложники этого дома. Надо больше путешествовать, узнавать мир. У нас растёт Василиса, сейчас это главное.

Дмитрий:

Мне история важнее материальных ценностей. Я думаю, история нашего дома должна быть, как бы это сказать... это своего рода нравственный ориентир для нас и нашей дочери. Наверно, это один из немногих способов не быть заложниками истории.